Минда Дентлер — единственная спортсменка, одолевшая три тура триатлона с велосипедом на ручном приводе. Она перенесла полиомиелит и недавно вернулась в свою родную Индию, чтобы привлечь внимание к продолжению усилий по иммунизации. Она рассказывает здесь свою историю.

 Несломленная


Я родилась в 1978 году в Мумбае в семье незамужней домработницы. В возрасте шести месяцев я была парализована ниже пояса после перенесённого полиомиелита. Шансы на выживание для инвалидов в возрасте до 18 лет в Индии весьма малы. Моя мать была неспособна ухаживать за мной и отдала меня в приют. Я немного помню о времени, проведённом там,  потому что я была очень юна, но я знаю, что условия были примитивны. У меня не было реальной надежды на то, что в моей жизни появилось бы что-либо значимое, или я бы имела возможность стать независимой и преодолеть тяготы очень предотвратимой болезни. Я тогда этого не знала, но спустя несколько лет после моего рождения в Индию пришли революционные изменения в способах предотвращения полиомиелита в мире. Эта революция — Глобальная инициатива по искоренению полиомиелита, которая с 1988 года сократила количество случаев полиомиелита в мире на 99,9 процентов. Но как миллионы остальных в Индии, я никогда не получала двух капель вакцины для приёма внутрь, которая защищает от вируса. В Индии ваше здоровье имеет критически важное значение для ваших социальных и экономических возможностей. Если вы здоровы, вы можете получить работу, а если у вас есть работа, вы можете завести семью. К сожалению, этот обычный путь казался для меня недостижимым. Но затем моя жизнь бесповоротно изменилась ещё раз.
  
В возрасте трёх лет меня удочерили Брюс и Энн Дентлер, и я влилась в их семью из двух детей и ещё одним приёмным сыном из Кореи. Я переехала в Спокан, штат Вашингтон, вскоре после того, как мне исполнилось три года. В течение следующих нескольких лет я подверглась ряду хирургических операций на моих бедрах, ногах и спине для выпрямления моего тела, что дало мне возможность ходить с ножным корсетом и костылями. Мои родители ждали от меня того же, чего от других своих детей, и были настроены на то, что инвалидность не должна препятствовать реализации любых моих планов в жизни. Я должна была заниматься теми же делами и делать мою домашнюю работу. Это было очень счастливое детство. Мне нравилось соревноваться, и я погрузилась во множество видов деятельности — от участия в дебатах в школе до игры на пианино. После окончания школы я переехала в Сиэттл, чтобы изучать бизнес в Университете Вашингтона. Учась в колледже, я прошла стажировки в Белом Доме и IBM. Я училась за границей в Испании и самостоятельно путешествовала по Европе на своих костылях. После окончания университета я переехала в Нью-Йорк для работы в области управленческого консалтинга. Я получила степень MBA, вышла замуж и теперь работаю в большой многонациональной страховой компании. Я надеюсь, что на моём примере люди смогут увидеть, что инвалидность не должна препятствовать полной и продуктивной жизни.
  
Живя в Нью-Йорке, я встретила Дика Траума, первого инвалида с ампутированной конечностью, кто полностью пробежал Нью-Йоркский Марафон в 1976 году. Дик впоследствии основал некоммерческую организацию «Акиллес Интернэшнл», которая предоставляет бесплатные тренировки и поддержку людям с ограниченными возможностями для занятия спортом. Он дал мне велосипед с ручным приводом на трёх колесах и лежачим положением велосипедиста и предложил мне потренироваться для участия в марафоне. Это открыло для меня новый мир возможностей, и в 2006 году я преодолела дистанцию Нью-Йоркского Марафона на своём ручном велосипеде. Моя следующая цель казалась невозможной для женщины-спортсмена в инвалидной коляске: триатлон. Я переключилась на триатлон и в первый раз прошла его тур в Луисвилле, штат Кентукки, пройдя квалификацию на чемпионат мира в Коне на Гавайях в 2012 году. В триатлоне от спортсмена-инвалида требуется проплыть 4 км, проехать на ручном велосипеде 170 км и пройти гонку в инвалидных колясках на дистанцию 35 км — всё в жестких временных рамках для каждого этапа тура. Но в турнире по триатлону в Коне я не смогла уложиться в контрольное время 10,5 часов для велосипедного этапа. Я была разочарована, но мне прежде приходилось испытывать и более тяжелые провалы. Неудача закалила мою решимость, и я решила сменить группу и попробовать снова в следующем году.
  
  
К октябрю 2013 года я вернулась на стартовую линию турнира по триатлону в Коне на Гавайях во второй раз. Я поставила цель стать первой в истории женщиной, которая на велосипеде с ручным приводом преодолеет дистанцию чемпионата мира по триатлону. Как мои родители настаивали, чтобы я выполняла те же обязанности, что и другие дети в семье, соревнования по триатлону требовали, чтобы я прошла дистанцию в те же строгие временные рамки, как и каждый прочий участник соревнования, не являющийся инвалидом. Я прошла квалификацию для участия в гонке и получила право соревноваться на общих для всех правилах, но если бы я прошла гонку, это бы значило нечто большее, чем просто достижение ещё одной личной цели. Каждый гребок в воде и поворот педали велосипеда были посвящены тем, чьи конечности парализованы из-за полиомиелита. С каждым оборотом колеса моей беговой инвалидной коляски я двигалась по имя миллионов пострадавших от полиомиелита, у кого никогда не будет такой возможности. Когда я в конечном счёте пересекла финишную черту 14 часов и 39 минут после старта, меня охватила радость и восторг. Это был эпический результат и реализация моей мечты, казавшейся недостижимой.
  
Некоторое время я участвовала в усилиях Ротари по искоренению полиомиелита, когда я имела честь быть приглашённой для выступления на Всемирном дне борьбы с полиомиелитом в 2014 году. С тех пор я была одним из послов Ротари по борьбе с полиомиелитом, помогая в распространении информации о кампании «Покончи с полиомиелитом сейчас». В этом качестве мне представилась возможность вернуться в Индию впервые с тех пор, как я была ребёнком. В прошлом году я отправилась в страну, где большинство людей говорят, что полиомиелит никогда не будет искоренён. Но несмотря на трудности, год спустя моего первого успешного чемпионата мира по триатлону, Индия покончила с полиомиелитом, невзирая на проблемы скученных трущоб с плохой санитарией, второе по  численности население в мире и ослабленный иммунитет миллионов людей, живущих в бедности без надлежащего питания. Несмотря на всё это, Южная Азия в 2014 году была официально признана свободной от полиомиелита. Грандиозность этого достижения становится очевидной с учётом того, что менее десяти лет назад в Индии отмечалась почти половина всех случаев полиомиелита в мире. Но пока болезнь не искоренена повсеместно, она может легко вернуться. Поэтому в ходе моей поездки я приняла участие в Национальном дне иммунизации, в который 172 миллиона детей в возрасте до 5 лет были привиты против полиомиелита. Одним из наиболее памятных для меня моментов была встреча с пострадавшей от полиомиелита по имени Парвин в больнице Св. Стефана в Нью-Дели. Это было суровое напоминание о притче про два мира. И вот она, одного со мной возраста, но живущая совсем другой жизнью. Я была удочерена и вознесена в привилегированную жизнь. В возрасте 37 лет Парвин неграмотна, не имеет ресурсов и является обузой для своей семьи. Я не хочу видеть, как другие дети становятся жертвами полиомиелита и страдают от долговременных последствий болезни, которую можно предотвратить. Это разрывало мне сердце, и я, как мать, желаю ей и всем детям в мире, независимо от обстоятельств, иметь шанс на здоровую жизнь. Ротари изменяет мир - по одному ребёнку и две капли вакцины за раз.
  

Мне хорошо везло на разных этапах моей жизни. Я была удочерена любящей семьёй после трёх лет жизни в приюте. Я получила мой первый ручной велосипед от «Акиллес Интернэшнл» в Нью-Йорке. Поддержка моей семьи помогла мне пересечь финишную черту на Гавайях. Но я надеюсь, читатели понимают, что моя история — также история расширения возможностей и личного выбора. И жертвы полиомиелита, и борцы за искоренение полиомиелита, или кто-либо, кого удивляет, что полиомиелит всё ещё предоставляет угрозу, — все мы стоим перед важным выбором. Вы можете сделать выбор в пользу вакцинации наших детей и побуждения других родителей в наших сообществах сделать то же самое. Я знаю, что такое лишиться этой меняющей жизнь вакцины, поскольку моя жизнь не была такой же. В Индии я также встретила Рухсара Хатуна, последнюю задокументированную жертву полиомиелита, и это заставило меня осознать, что когда мы в конечном счёте покончим с полиомиелитом, наша работа не закончится. В мире насчитывается от 10 до 20 миллионов пострадавших от полиомиелита, и они нуждаются в большем, чем физической реабилитации. Это станет ещё одной работой на всю жизнь, чтобы обеспечить каждому пострадавшему от полиомиелита доступ к хорошему образованию и предотвратить отчуждение в социальной среде или на рабочем месте из-за физической инвалидности. Самое меньшее, что мы можем сделать в настоящий момент — это сделать выбор для предотвращения дальнейших ненужных страданий — вакцинировать наших детей. И скоро наши дети и их дети будут жить в мире без полиомиелита. Просто представьте себе!

Записал со слов ДЭВИД ГУДСТОУН

Назад в Содержание

100 ЛЕТ
ФОНДУ РОТАРИ

Хотите получать уведомления о выходе нового номера? Подпишитесь на рассылку!
Пополнить
Подписаться