[ На заметку ]
  


СЕРЬЕЗНОЕ, НО ВЕСЕЛОЕ УВЛЕЧЕНИЕ


    
Президент-элект Ян Райзли — о пополнении численности клубов, создании сильных клубов и формировании долгосрочных дружеских отношений.
Ян Х.С.Райзли поднимается из-за своего стола — он высокого роста. У него белые волосы, крепкое рукопожатие, и он не носит галстук. Вначале вы чувствуете, что ему нравится что-то типа энергичного взаимодействия, которое может меняться от серьёзного к непринуждённому, что делает его очень компанейским человеком. Он источает компетентность, что заставляет считать его подходящим человеком для получения консультации по острым вопросам налогообложения. Это хорошо, потому что это то, чем он занимался последние 40 лет.

Райзли — практикующий бухгалтер из Мельбурна, Австралия, и глава компании Ian Riseley & Co., в которой он занимается консультированием местного и зарубежного бизнеса. В 2002-м году он был отмечен наградой за укрепление мира от Австралийского агентства по международному развитию в знак признания его работы в Демократической Республике Восточного Тимора. Он также получил Орден Австралии в 2006-м году за свою общественную деятельность.

Будучи членом Ротари клуба Сэндрингем с 1978 года, он выполнял обязанности казначея, директора и попечителя РИ, члена исполкома Правления РИ, члена команды быстрого реагирования, члена и председателя комитета, и губернатора округа. Он получил региональную грамоту от Фонда Ротари за служение по избавлению мира от полиомиелита и грамоту «За наивысшее служение».

Его жена Джульет — тоже ротарианка (но не в том же клубе) и паст-губернатор округа. Семья Райзли многократно становилась членом сообщества Пола Харриса, крупным дарителем и членом Общества завещателей.

Главный редактор Джон Резек встретился с Райзли в его офисе в штаб-квартире Ротари в Эванстоне, штат Иллинойс.

The Rotarian: Как Вы услышали о Ротари, и когда Вы стали ротарианцем?

Райзли: Пару лет после начала моей бухгалтерской практики моим самым значительным клиентом была частная больница рядом с моим офисом. Её управляющий был ротарианцем, и они, по всей видимости, были в отчаянии, потому что однажды они пригласили меня на встречу во время обеда, чтобы я выступил на увлекательную тему о текущих изменениях в налогообложении прибыли. Да, они более-менее старались не уснуть. Через несколько недель тот же клиент обратился ко мне и сообщил, что они собираются получить хартию для нового клуба неподалёку, и я сказал: “Что означает получить хартию?” (Это подсказывает мне, как часто мы увлекаемся терминологией Ротари.) Он сказал, что они создают новый клуб в Сэндрингеме, и спросил меня, будет ли мне интересно посетить первое собрание. Я сказал: “Абсолютно.” Но я не пошёл, что было глупо. Я пошёл на второе собрание и встретился с приблизительно 20 людьми, которые были на первом собрании. Они были элитой бизнеса в Сэндрингеме, и я подумал — вот это группа! Так что я стал посещать заседания и мы основали клуб – что означает, кстати, что мы создали клуб, в ноябре 1978 года.

The Rotarian: Ротари хорошо подошла Вам сразу, или Вам стало в ней комфортно через некоторое время?

Райзли: Мне почти неловко говорить об этом, но я почувствовал себя комфортно сразу же. Это что-то говорит о характере членов-основателей нашего клуба. Мы говорим о людях, которые возглавляют исключительно успешные компании, но они все были по-настоящему милыми, абсолютно первоклассными людьми, и мне не пришлось ощущать себя владельцем близлежащей грошовой бухгалтерской фирмы. Это — одна из прелестей нашей организации по всему миру — мы все равны. Я думаю, что это реально важно.

The Rotarian: Большинство Ваших друзей — ротарианцы?

Райзли: Мои друзья в Ротари — не только из моего клуба. Мои друзья также состоят в других клубах округа. Это — одна из главных причин, по которой я считаю, что людям следует быть ротарианцами – у вас появляются по-настоящему хорошие друзья. Мой самый ближний круг друзей не полностью состоит из разных уровней Ротари. Но что касается их, то многие из них стали ротарианцами, и я не думаю, что они бы стали ротарианцами, если бы не моё влияние. Опасность заключается в том, что Ротари может завладеть всей вашей жизнью. Вы можете стать чрезмерно сосредоточены на Ротари. Наша дочь, имеющая высшее образование в области общественных связей и понимающая эти вещи лучше остальных, как-то описала это явление как “Ротарама.” Ротари по сути захватила их жизни. Мы отодвигаем остальные дела на задний план; моё увлечение гольфом отходит в прошлое, что меня очень огорчает. С другой стороны, быть ротарианцем — это восторг и привилегия.

The Rotarian: Какой момент помог Вам увидеть важность Вашего участия в Ротари?

Райзли: Я был третьим президентом нашего клуба в возрасте 34 лет. Я участвовал в тренинг-семинаре для президентов-элект (PETS), который проводился в большом зале. Я зашёл внутрь, сел и увидел рядом с собой старшего партнёра бухгалтерской фирмы, на которую я ранее работал. Джон Хепворт был известен среди австралийских бухгалтеров и находился там как вступающий в должность президент Ротари клуба Мельбурн — первого клуба в Австралии, основанного в 1921 году. Многие из первых лиц города Мельбурн состоят в местном Ротари клубе. И там был я, вступающий в должность президент Ротари клуба Сэндрингем, в котором состояло 35 ротарианцев, и все мы были наравне.

The Rotarian: Что бы Вы ответили на вопрос молодёжи, для чего следует вступать в Ротари?

Райзли: Есть четыре элемента. Первый — это дружба. Ротари предоставляет возможность встречаться с людьми в неформальной обстановке и творить добрые дела.

Второй — это личностное развитие. Я стал третьим президентом моего клуба в очень молодом возрасте, когда я начинал свою бухгалтерскую практику. Мне не нравилось выступать перед аудиторией, но участие в Ротари клубе означает, что вам рекомендуется – некоторые сказали бы — требуется овладевать опытом выступлений в дружеском окружении, проведения заседаний,  мотивации людей и всего тому подобного. Ваши коллеги-ротарианцы не собираются ставить вам в вину простую ошибку. Так вы получаете опыт, вы совершенствуетесь, и вы делаете это лучше. Я теперь не так застенчив как прежде, так что это — значительная польза.

Третий — развитие бизнеса. Мы некоторое время не решались на это, и я не думаю, что нам следовало так поступать. Когда меня пригласили в Ротари клуб Сэндрингем, я сказал Джульет: “Вот, они пригласили меня вступить в эту группу, что ты знаешь о ней?” Она знала об этом не больше меня, т. е. немного, но она высказала мнение, что мы заведём новых друзей в надежде на то, что они не будут бухгалтерами, потому что слишком много наших друзей были бухгалтерами (как будто это было на самом деле возможно). Ротари хороша для бизнеса. Почему мы должны стесняться этого и не продвигать такую возможность?

Четвёртый и, большей частью, наиболее важный — это шанс изменить мир к лучшему. Если бы кто-то попросил меня искоренить полиомиелит, мои возможности сделать это были бы весьма ограничены. Но когда вы собираете вместе 1,2 миллиона единомышленников, и такие люди, как Билл и Мелинда Гейтс, жертвуют средства для достижения этой цели, возможностей для успеха значительно больше.

The Rotarian: Какая работа в Ротари Вам больше всего нравилась?

Райзли: Бесспорно, это была работа представителя президента на окружной конференции. Я любил эту работу. Вот почему я буду выбирать кандидатов в представители очень тщательно, когда буду распределять ответственность действующих от моего имени в 2017-18 году. Это — работа, которая даёт вам возможность поехать куда-нибудь в другое место в мире или в своей стране и понять, как Ротари делает всю её огромную работу.

The Rotarian: По мере того, как Вы готовитесь занять высшую должность в Ротари, трудно ли Вам вести привычный диалог с членами своего клуба?

Райзли: Кто в здравом уме скажет «да»? [смеётся] Ответ — вовсе нет. Может быть, это потому, что я — австралиец, а в Австралии мы хорошо умеем возвращать людей с небес на землю. Это называется “синдром везунчика.” Если ты слишком задираешь нос, то люди очень быстро поставят тебя на место. Одной из очень приятных особенностей этой моей нынешней роли является то, что я везде езжу, встречаюсь с людьми и общаюсь с ними, чтобы уточнить волнующие их вопросы.

The Rotarian: Каковы Ваши рабочие планы?

Райзли: У меня есть три слова: планирование, планирование и планирование. Сейчас я занимаюсь планированием, и я рад возможности подумать над тем, что я хочу изменить. В особенности, я ищу идеи о том, как Ротари может лучше взаимодействовать с молодёжью.

Мне хочется познакомиться как можно с большим числом окружных губернаторов-элект в 2017-18 году и установить каналы общения и взаимопонимания. Я хочу сказать им: “Никакого давления, но я полагаюсь на каждого из вас”, и они могут также полагаться на меня.

The Rotarian: Что в Ротари получается хорошо, а что не получается?

Райзли: Ну, служение на пользу людей, я думаю, мы выполняем особенно хорошо. Можем ли мы делать это лучше? Конечно, можем. Можем ли мы быть лучше организованными? Возможно. Можем ли улучшить взаимоотношения с обществом в целом? Да, возможно, мы можем, но выполняемая Ротари актуальная социальная работа неповторима, и это замечательно.

Что ещё хорошо получается? Численность организации увеличивается в Индии и Корее. В местах, где имеется развивающийся средний класс, люди стремятся вступить в Ротари. Как естественное следствие этого, членство в таких странах, как США, Великобритания, Австралия и Новая Зеландия, снизилось. Мы не привлекаем достаточно новых членов, и мы не удерживаем их.

Наш возрастной состав стареет, и это не хорошо. Мы не вносим новизну в наши клубы, и это действительно требует нашего пристального внимания. Клубы-сателлиты [новый тип дочерних клубов, финансируемых традиционным клубом] предоставляет возможность привлечения более молодых людей, к которым нужен более гибкий подход. Женщины-ротарианки  делают клубы заметно лучше, и нам нужно привлекать их больше. Лучшие клубы — это те клубы, которые близки к местному населению.

The Rotarian: У Вас есть какие-нибудь особые предложения для клубов?

Райзли: Рассмотрение профессионального состава в нашем членстве — хороший метод, чтобы выявить слабости и определить, кого пригласить вступить в Ротари. Также я думаю, что мы упускаем значительную возможность из-за недостаточного числа женщин в наших клубах. В некоторых клубах, мне стыдно это говорить, вообще нет женщин. Нам также необходимо больше женщин на высоких должностях, как в Совете попечителей, так и в Правлении.

The Rotarian: Каким образом клуб или округ мог бы уговорить Вас посетить их во время Вашего пребывания на посту?

Райзли: Пришлите приглашение! Я отдаю приоритет посещению частей мира Ротари, которые редко видят президента или президента-элект, и на данный момент я уже побывал в разных местах Канады и Карибского бассейна, которые соответствуют этому описанию. Мой календарь быстро наполняется, однако пошлите мне приглашение, и это может случиться, мне будет приятно приехать. 
  

Назад в Содержание

100 ЛЕТ
ФОНДУ РОТАРИ

Хотите получать уведомления о выходе нового номера? Подпишитесь на рассылку!
Пополнить
Подписаться