Марк Бейкер

В небольшом австрийском городке ротарианцы воспринимают беженцев как людей, а не как проблемы



КРИЗИС У ПОРОГА
Свыше миллиона беженцев из Сирии, Ирака и Афганистана устремились в Европейский Союз в прошлом году. Большая их часть въехали через Грецию после ужасающей переправы вплавь через Эгейское море из Турции. Оказавшись там, они направлялись на север, зачастую пешком, преодолевая путь в 1000 км через пересеченную гористую местность Балкан в сторону Германии.

Это была непредсказуемая одиссея, в которую собирался отправиться Мухаммад Маллах Хамза, решившийся покинуть родную Сирию. Путешествие привело недавнего выпускника в живописную австрийскую деревушку — и в руки местного Ротари клуба, который позволил ему начать новую жизнь в рамках деятельности по оказанию помощи беженцам.

Я встретился с Маллахом Хамзой в кафе в его новообретённом родном городе Фельдбахе в юго-восточной австрийской земле Штирия. Город с населением 5000 человек, известный своим белым вином и маслом из тыквенных семечек, находится далеко от ближневосточного хаоса. Это — такое место, где школы и церкви выглядят опрятно, а банковские офисы и аптеки блистают чистотой, и самые громкие звуки на улице — звонки велосипедов. Здесь нашли приют около 150 беженцев.

Маллах Хамза, как говорят в Австрии, симпатиш – что означает внушающий симпатию, со спокойной манерой поведения и легкой улыбкой, которая исчезает, только когда он говорит о ситуации в оставленной им Сирии. Будучи недавним выпускником Университета Дамаска с дипломом по английской литературе, по его словам, он терял освобождение от военной службы и должен был служить в армии сирийского диктатора Башара Асада, и поневоле сражаться с разнообразными повстанческими группировками, оппозиционными правлению Асада, включая Исламское государство (ИГИЛ, запрещена в России). “Я не хочу погибнуть, сражаясь с ИГИЛ”, - говорит он. Опасное двухмесячное путешествие Маллаха Хамзы из Сирии в Штирию было проторённой дорогой для беженцев с Ближнего Востока в относительно безопасную Европу. Сначала он пересёк сирийско-турецкую границу, затем торговцы людьми организовали переправу из Турции в Грецию на 25-метровом резиновом плоту. На крохотном плавсредстве, едва годном для переправы, находилось ещё семь человек. “Той ночью шёл сильный дождь,” - говорит Маллах Хамза, описывая переправу. “Это было ужасно”.

Оказавшись в Греции, Маллах Хамза сдался полиции и был помещен под временный арест, чтобы начать процесс оформления статуса беженца. Здесь, по его словам, он узнал, что многие в Европе — возможно, даже большинство — не хотят беженцев. “Полиция относится к нам как к животным,” - говорит он. “Три дня они не давали нам пищи или воды. Они носили маски и касались нас в перчатках, как будто мы были зараженными”.

Из Греции Маллах Хамза отправился в непростой и тревожный путь на север. Он начался с двухнедельного перехода по лесам к албанской границе, где он и ещё один беженец подружились с пограничником, который спрятал их на квартире в столице - Тиране. После Албании беглецам пришлось переходить другие границы по ночам и платить множество взяток полицейским и служащим отелей на их пути через Черногорию, Сербию, Венгрию в конечный пункт — Австрию — где они оказались в лагере для беженцев Трайскирхен, в 30 км от Вены. В Трайскирхене Маллах Хамза подал формальное ходатайство на получение убежища в Австрии и был определён для размещения в лагере для беженцев в деревне Эдельсбах неподалёку от Фельдбаха.
Конечная остановка в путешествии Маллаха Хамзы оказалась особенно судьбоносной — как для него, так и для Ротари клуба Эдельбах. Первым же утром в лагере беженцев он обошёл Эдельсбах в поисках хлеба и набрёл на 69-летнего пекаря Фрица Хуммеля. Между мужчинами сразу установилось взаимопонимание, и завязалась тесная дружба. “Фриц Хуммель относился ко мне как к сыну,” - говорит Маллах Хамза. Хуммель также душевно относится к нему: “Он — отличный парень,” - говорит он. Хуммель описывает себя как “не совсем типичного ротарианца”. Большинство из 48 членов клуба в Фельдбахе — врачи или другие специалисты. Хуммель, ротарианец со стажем более 20 лет, работает в пекарне, основанной его отцом в 1953 году и ныне управляемой его сыном. Он — крупный мужчина с выраженным аппетитом к хлебу и выпечке, но, наверное, с ещё большим сердцем. “Я ездил в Сирию 40 лет назад, и меня там очень хорошо принимали,” - говорит Хуммель. “Ротари означает помощь людям, и я хочу заниматься этим”.

Перед кризисом с беженцами ротарианцы Фельдбаха были известны преимущественно поддержкой ежегодного рождественского концерта в городе и сбором средств на стипендии для местных студентов, но дружба между Маллахом Хамзой и Хуммелем привела к более глубокой вовлечённости клуба в решение самой острой в последние годы проблемы в Австрии. Центральным элементом этой работы является программа по сбору денежных пожертвований и предметов домашнего обихода для помощи в обустройстве беженцев. “Мы даём им одежду, продукты питания, компьютеры и телевизоры, а также бывшие в употреблении велосипеды,” - говорит Хуммель. “Мы также помогаем им встречаться с врачами и юристами из клуба”.

















Огромное количество беженцев – 6000 ежедневно въезжающих в Европейский Союз в конце прошлого года – вызвало в Австрии мощный всплеск негативного отношения к политике открытых дверей Евросоюза по отношению к беженцам. Опросы общественного мнения показывают, что австрийцы сильно разобщены в вопросе приёма беженцев. Исследование, проведённое ГфК-Аустриа в октябре выявило, что 49 процентов австрийцев хотят сократить или прекратить приток беженцев посредством более строгого пограничного контроля. По словам ротарианца Манфреда Красницера, при таком распространении настороженности и страха, роль клуба Фельдбах выходит за рамки предоставления материальных предметов и услуг, поскольку клуб пытается информировать широкую общественность. “Члены Ротари определяют общественное мнение в городе,” - говорит он. “Когда здешние люди получат более реалистичное представление о происходящем, они смогут скорректировать свои впечатления”. Обрисовывая роль клуба Фельдбах, Красницер говорит, что членам клуба необходимо начать мысленно смотреть вперёд. “Это означает, прежде всего, помощь беженцам в изучении немецкого языка,” - говорит он. “Затем нам нужно определить навыки, которыми обладают беженцы, и помочь им наладить связи, чтобы они могли найти полезную работу”. Желание продемонстрировать способы помощи новоприбывшим легло в основу амбициозного плана по предоставлению временного жилья в бывшей охотничьей базе на территории шато Ренессанс неподалёку от Фельдбаха. Шлосс Корнберг — это семейное поместье Андреаса фон Бардо, графа и члена Ротари клуба Фельдбах. (Его жена Анна — праправнучка эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника престола Габсбургов, убийство которого в Сараево в 1914 году положило начало Первой мировой войне).

Бардо — обходительный мужчина за 50 со строгими деловыми манерами, смягчёнными долей аристократического обаяния. “Я был воспитан в доме, где нас учили мыслить европейскими и международными горизонтами,” - говорит он. “Я хочу показать здешним людям, что ситуация спокойная”. Охотничья база Корнберг имеет долгую историю приёма беженцев: в её стенах размещались перемещённые лица в течение нескольких лет после обеих мировых войн. Связь с клубом Фельдбах и дружба с Хуммелем помогли Бардо познакомиться с Маллахом Хамзой и впоследствии принять его на работу для проживания и управления приютом, открывшимся в ноябре. Связи Маллаха Хамзы с Ротари также помогли ему получить долгосрочный вид на жительство и водительские права, которые оба крайне важны ему для начала новой жизни.

Акции Ротари клуба могли вдохновить другие местные организации на оказание большей помощи беженцам. В самом Фельдбахе местная средняя школа открыла классы для детей беженцев школьного возраста, которые не имели бы иного доступа к австрийским школам. Хотя клуб Фельдбах непосредственно не вовлечён в проект, в таком маленьком городке все друг друга знают и влияют друг на друга. Эдит Колмайер, неунывающая и деловитая директриса школы, посвятила час своего утра выступлению о трудностях, с которыми сталкиваются школы по всей стране, пытаясь справиться с притоком детей беженцев. Согласно австрийским законам, учащиеся должны иметь какой-нибудь правовой статус для посещения школы. Тысячи беженцев – включая многих детей без родителей –  находятся в состоянии правовой неопределённости, порождённой законодательством, что создаёт огромный провал в цепочке оказания помощи. В школе, возглавляемой Колмайер, недавно прошла реконструкция, которая позволила высвободить классную комнату для обучения беженцев школьного возраста. Около 20 учащихся средней школы, прибывшие в Европу без родителей, посещают занятия, проводимые волонтёрами из Каритас Аустриа — римско-католической благотворительной организации, помогающей беженцам со времён Первой мировой войны. “Мы занимаемся этими детьми часть их дня,” - говорит Колмайер. Большинство детей довольно быстро усваивают немецкий язык, говорит она, но больше проблем доставляет неравенство среди групп беженцев, в том числе разный уровень образовательной подготовки учащихся. “Многие дети из Сирии имеют несколько классов среднего образования, в то время как бывает, что беженцы из Афганистана вообще никогда в жизни не ходили в школу,” - говорит она.

В последний день моего визита я встретился с первыми семьями беженцев, прибывшими в Шлосс Корнберг, одна — из Сирии, другая — из Афганистана. Приют педантично укомплектован самыми новейшими кухонными принадлежностями, стиральными машинами, кроватями и другой мебелью, и может вместить до восьми семей. Бардо оплатил первоначальные затраты из своего кармана, но впоследствии они будут компенсированы ему государством в зависимости от числа беженцев и продолжительности их пребывания. Прибывшие сияли улыбками при виде своего нового дома и его шикарного окружения. Маллах Хамза улыбался им в ответ, показывая, где они могут оставить свои вещи, и провёл их на кухню, где они приготовят себе свой первый обед.

Марк Бейкер — свободный журналист и автор, пишущий о путешествиях, живущий в Праге. Он часто пишет о путешествиях, политике и социальных проблемах для изданий и новостных организаций, включая Нэшнл Джиогрэфик Трэвелер, БиБиСи, Форен Полиси и Лоунли Плэнет.
  

 
Назад в Содержание

100 ЛЕТ
ФОНДУ РОТАРИ

Хотите получать уведомления о выходе нового номера? Подпишитесь на рассылку!
Пополнить
Подписаться