Обычные ротарианцы могут оказаться в необычной ситуации. Своими собственными словами они рассказывают нам, каково это...

Иллюстрации Гарри Кэмпбелла


...на коньках по ТОНКОМУ льду


Джейк Маарс
Ротари клуб Саут Нипеан, провинция Онтарио
  

Когда мне было девять лет, у нас в Нидерландах, где я вырос, была суровая зима. Вот когда я начал кататься на коньках. Льда было так много, что можно было на коньках пробежать от города к городу. Каждый город имел свой собственный конькобежный клуб, и это стало крупным социальным событием. Вся эта страна помешана на коньках. Они закрывают школы, если не хватает льда.

Здесь, в Оттаве, у нас есть конькобежная дорожка Ридо Канал длиной почти 8 километров. Лёд должен иметь толщину 30 см, или он считается небезопасным. Но там они катаются по очень тонкому льду. Я сам катаюсь по льду толщиной 8-10 см. Я падал в полынью, это правда. Это случается, в особенности на озерах, где определённые места остаются не покрытыми льдом. Вам, наверное, не захочется следовать за мной, когда я катаюсь на коньках.

Но пока мне удавалось выбираться из переделок. Адреналин зашкаливает. Нужно действовать быстро, или выбраться не удастся. Я всегда беру с собой ледорубы, чтобы я мог вытащить себя и добраться до берега. Это в действительности не так опасно, как вы думаете, при условии, что вы внимательны. И у вас есть ледорубы. Впрочем, простуда обеспечена.
Я верю в спорт как в средство сближения людей. Коньки могут послужить этой цели. В Австрии проводятся забеги с 1000 конькобежцев, которые продолжаются весь день. На небольших пунктах отдыха можно подкрепиться горячим какао и бутербродами. Люди много катаются — до упаду. У нас есть клуб в Оттаве, и здесь есть дорожка, где могут кататься люди всех возрастов. Это — место, где стираются различия между людьми.

В течение нескольких лет я работал вместе с моим прежним клубом — Ротари клубом Вест Оттава — над организацией забегов большой протяженности для помощи в борьбе с полиомиелитом. Я пробежал на коньках 450 км за несколько дней. Не нужно быть суперзвездой, чтобы пробежать на коньках такую длинную дистанцию. Нужно лишь иметь терпение и использовать стратегию управления скоростью, потому что всегда приходится преодолевать подъёмы и спуски.

Я помню, как однажды мне предстояло пробежать 80 км, и я так сильно ударил конёк о трещину, что лезвие конька погнулось. Следующие несколько миль были нелёгкими. Но я потом подобрал другой широкий шаг, и всё оказалось не так плохо. Это — как идти под парусом: нужно работать со стихией, чтобы получить наибольший результат из вашей энергии. Когда лёд так гладок, и ветер дует в спину, хочется делать приятный, длинный шаг. Но если поверхность шероховатая, и ветер в лицо, шаг укорачивается, как переключение передачи в автомобиле на медленную скорость.

На самом деле я чувствую себе в порядке на следующий день после длинной дистанции. Но в остальную часть недели я чувствую себя весьма слабым. Люди не понимают главного — усталость носит психологический характер, потому как для того, чтобы пробежать на коньках более 150 км в день, нужна концентрация внимания.

Зимой люди могут слегка меньше беспокоиться о погоде. Вот когда я устремляюсь к каналу с моими коньками! У меня были лучшие впечатления при худших условиях. Люди думают, что я — не в себе. Но это замечательно — быть на воздухе  во власти стихии. Вот когда можно по-настоящему слиться с движением.

Записал Стив Олмонд

Назад в Содержание

100 ЛЕТ
ФОНДУ РОТАРИ

Хотите получать уведомления о выходе нового номера? Подпишитесь на рассылку!
Пополнить
Подписаться