[ Ротарианская беседа ]
  


ПРАВОСУДИЕ ДЛЯ ВСЕХ


    
Гэри Ходжен, руководитель Международной миссии по правосудию, утверждает, что от гуманитарной работы мало толку, если не обеспечены основы безопасности.
В 1994 г. Руанда приходила в себя после геноцида, унесшего в течение 100 дней жизни 1 миллиона людей и увенчавшего пик гражданского конфликта в этой восточно-африканской стране, продлившегося в течение десятилетий.

Гэри Ходжен, тогда ещё молодой адвокат по правам человека, работавший в Американском министерстве юстиции, приехал в Кигали, чтобы возглавить рабочую группу ООН по расследованию геноцида и сбору доказательств, необходимых для преследования лиц, совершивших военные преступления.

“Правительство фактически не функционировало, вспоминает Ходжен. “Отсутствие гражданской власти, осуществляющей контроль, приводит к большому хаосу. Многие люди старались помочь, посылая продукты и лекарства и предоставляя жильё и образование, но когда дело доходило до проблемы насилия, очень немногие люди справились с этим вызовом».

Ходжен основал Международную миссию по правосудию
(IJM) в 1997 году для решения проблем насилия в
развивающихся странах. Организация имеет 17 полевых
офисов и работает с местными следователями по спасению
жертв насилия, поддержке выживших после преступлений,
укреплению правопорядка и привлечению преступников к
ответственности. В своей книге 2014 года «Эффект саранчи:
почему борьба с бедностью требует прекращения насилия»
Ходжен утверждает, что успехи, достигнутые в глобальной
борьбе с бедностью, мало значат, когда базовая
безопасность граждан находится под угрозой.

На Конвенции Ротари Интернэшнл 2016 года в Корее Ходжен
беседовал с ротарианцами об одной из наиболее
губительных форм того, что он называет “каждодневным
насилием, которому подвергаются беднейшие люди мира
— жертвы принудительного труда или рабства.“ “Рабство
— не исторический реликт», - говорит он, отмечая, что около
35 миллионов порабощённых людей скрыты от поля зрения
по всему миру, принося 150 миллиардов прибыли
работорговцам, редко передаваемым правосудию. “Оно
шире и грубее, кем когда-либо. И возможностей его
остановить больше, чем когда-либо“.
Ходжен побеседовал с автором журнала Сальян Прайс в
Сеуле о важности решения проблемы насилия и
безопасности в деятельности по развитию.

The Rotarian: Как соотносятся бедность и насилие?

Ходжен: Когда люди размышляют о беднейших людях в
мире, они обычно не думают о насилии. Они думают о
голоде, болезнях и недостатке образования и возможностей для заработка. Но столь же важной является ежедневная уязвимость перед насилием, и не обязательно тем насилием, которое попадает на передовицы новостей: война, геноцид, массовые проявления жестокости.

Гораздо более разрушительная форма насилия — это то, что мы называем каждодневным насилием: сексуальное насилие, злоупотребления полиции, захват земли и принудительный труд. Каждодневно эти типы насилия сильно мешают обычному небогатому человеку улучшить свою жизненную ситуацию. Вы можете направлять все виды товаров и услуг на борьбу с бедностью, но вы не можете удержать руки тех, кто склонен к насилию, и кто в состоянии всё это отнять, и вы не увидите желаемых результатов.

Злоупотребление властью — это очень простой вид человеческого поведения. Это то, что ребёнок усваивает на школьном дворе: тот, кто крупнее и сильнее всех  остальных, злоупотребляет силой, чтобы отнимать у жертвы карманные деньги или вещи, или просто унижать достоинство других. Вы видите ту же модель поведения в мире взрослых; она просто со временем проявляет себя в более взрослых, насильственных формах и в большем масштабе.

The Rotarian: В своём обращении к Конвенции Ротари вы особо фокусируете внимание на проблеме рабства. Почему вы обращаетесь с таким посланием к этой аудитории?

Ходжен: Мы находимся в момент истории, когда объединяются усилия для того, чтобы сделать возможным искоренение рабства в нашу эпоху. Впервые порабощение полностью противозаконно повсеместно. Это — древнее зло, которое пока ещё существует, но уже не занимает центральное место в мировой экономике.

Ротари продемонстрировала уникальную способность фокусировать усилия на глобальной проблеме, которая просто не должна больше существовать.

Возьмём, к примеру, ситуацию с полиомиелитом: у нас есть вакцина, которая отлично работает, и мы уверены, что каждый человек должен быть избавлен от этой болезни, но есть проблемы с доступом к ней. Аналогично, каждый человек должен быть избавлен от рабства, и никто из родителей не должен волноваться, что их ребёнок попадёт в рабство. Мы знаем, что сочетание эффективного правопорядка и отличной поддержки пострадавших от рабства может заметно уменьшить распространение рабства и насилия в целом.

Ротарианцы в своей работе по искоренению полиомиелита продемонстрировали ту сосредоточенность и приверженность, которая нам необходима в этой борьбе.

The Rotarian: Что вы ответите учёному Стивену Пинкеру? В своей книге «Лучшие ангелы нашей натуры» он утверждает, что в нынешнее время насилие имеет наименьшее распространение в истории.

Ходжен: Если вы посмотрите на историю в широком смысле, то в среднем в настоящее время насилие в нашем мире присутствует значительно меньше. Это — хорошие новости, потому что это указывает на то, что прогресс возможен. Но подумайте над сравнением с полиомиелитом — меньше людей подвержены этому заболеванию, но значит ли это, что мы закончили работу? Как и в случае с полиомиелитом, остающееся в мире насилие в большей мере сконцентрировано на жизнях самых бедных в мире людей.

Более богатые страны предоставляют определённую безопасность и правопорядок для общества, но в развивающемся мире личная безопасность часто подразумевает персональную личную охрану. Мир сейчас разделён на тех, кто в состоянии платить за свою личную охрану, и миллиарды тех, кто оставлен в беззаконном хаосе и подвержен крайним уровням насилия.

The Rotarian: Какую роль более влиятельные члены нашего общества, такие как ротарианцы, могут играть в улучшении ситуации?

Ходжен: В большей части развивающегося мира, государственные правоохранительные системы настолько разрушены, что обладатели богатства и ресурсов не зависят от них. В каждой культуре ведётся обсуждение роли правительства и диапазона услуг, которые оно должно предоставлять, но не может быть сомнения в том, что самой основной из этих услуг является обеспечение безопасности своих граждан. Потенциальные лидеры должны внести вклад в общественную безопасность, чтобы все граждане могли пользоваться одинаковым уровнем безопасности.

Удивительно, что наиболее распространённые формы насилия в развивающемся мире почти всегда уже вне закона. Проблема заключается не в отсутствии закона, а в отсутствии правопорядка, который защищает каждого. Вот на чём сфокусирована наша работа в Международной миссии по правосудию.

The Rotarian: Когда Вы впервые заметили эту закономерность?

Ходжен: После окончания колледжа я жил в Южной Африке. В то время кризис апартеида представлял большую проблему. Вот где я начал видеть — каково это жить в обществе с насильственным угнетением и произволом. После школы права я поехал работать в Министерство юстиции США, где я специализировался на проблемах полицейского произвола в США. Я начал видеть, что независимо от места нахождения в мире или страны проживания люди, облечённые властью — политической или полицейской — склонны к злоупотреблениям, если над ними отсутствует контроль. Я видел отдельную проблему насилия против бедных, когда меня послали в Руанду в 1994 году, чтобы руководить там расследованием геноцида, проводимом ООН. Многие люди пытались помочь, посылая продовольствие и лекарства и предоставляя жильё и образование, но когда дело касалось проблемы насилия, очень немногие люди справились с этим вызовом. Проблема рабства в нашу эпоху поражает меня схожестью: мы знаем о нём, мы можем остановить его, и нам предстоит взять на себя эту ответственность.

The Rotarian: Каким образом Международная миссия по правосудию помогает сообществам, ставшим жертвой насилия?

Ходжен: Во многих частях развивающегося мира люди оставили надежду, что правоохранительная система когда-либо защитит бедных от насилия. Наша работа показывает, что перемены возможны. Возрождение этой надежды изменит ситуацию.

Мы начали с того, что мы называем сотрудничеством с местными властями по отдельным делам. Мы нанимаем местную команду юристов, следователей и социальных работников и начинаем работу над отдельными делами. По мере того, как мы привлекаем преступников к ответственности, нам становятся видны изъяны в системе уголовного правосудия.

Когда мы начинаем работать над отдельным случаем, мы проводим базовое расследование для оценки преобладания разных типов насилия и функциональности полиции и судов. Работая с этими двумя базовыми параметрами, мы можем оценить, когда система юстиции начнёт работать лучше, и насилие уменьшится. Сотни случаев, задокументированные нами за многие годы, показывают, что возможно трансформировать неработающую правоохранительную систему в такую, которая эффективно защищает бедных людей.

The Rotarian: Каким образом измеряется достигнутый успех?

Ходжен: Одна мера успеха — это относительная лёгкость или сложность совершения конкретного преступления. Камбоджа — замечательный пример. Когда мы начали работать там 15 лет назад, можно было приехать в Пномпень и в пределах часа легко заполучить ребёнка для секса. Сейчас это сделать намного труднее. Наш проект там был нацелен на укрепление способности системы уголовного правосудия отправлять сутенёров в тюрьму, и мы видели, как с того времени были вынесены сотни приговоров. Наше основное исследование обнаружило, что целых 30 процентов занимающихся там проституцией были детьми. Эта цифра сейчас приближается к 1 проценту. Кроме того, поскольку камбоджийские власти эффективно поддерживают правопорядок, больше нет необходимости в Международной миссии по правосудию. Это — наша конечная цель.

The Rotarian: Как Международная миссия по правосудию определяет, где необходимо вмешательство?

Ходжен: Международная миссия по правосудию использует различные критерии для определения местоположения будущего проекта, включая распространение преступности и политическую волю правительства и местных правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Поскольку наша модель трансформации правосудия концентрируется на укреплении государственных систем правосудия в странах и сообществах, где мы работаем, необходимо, чтобы у местных правоохранителей имелось хотя бы некоторое желание заниматься проблемой.

The Rotarian: Чем члены Ротари могут помочь в обеспечении безопасности сообществ в процессе планирования проектов гуманитарной помощи в развивающихся странах?

Ходжен: Спросите людей, что им нужно, и свяжитесь с местными группами, которые занимаются этими потребностями. Поскольку люди менее расположены говорить о насилии, членам Ротари следует очень обдуманно проводить беседы для выявления конкретных проблем. Начав разговор и заострив его на этом вопросе, вы начинаете осмысливать его снова и снова.
Ротари уже поднимает планку совершенства в смысле устойчивости и подотчётности в её проектах. Но насилие влечёт иные последствия, нежели голод или бездомность. Если вы бросаете вызов насилию, вы ставите себя в положение, когда насилие может быть в какой-то степени направлено на вас. Готовность принять это вызов — это мощный посыл.
  


Присоединяйтесь к борьбе против рабства!  

                                    Миллионы людей                  
                                    содержатся в неволе ради
                                    коммерческой выгоды.
                                    Массовые миграции,
                                    бедность, природные бедствия   и конфликты создают ситуации, в которых уязвимые   взрослые и дети подвергаются эксплуатации. Ни      
  одна страна или поселение не защищены от этого.  
  Хотя рабство находится вне закона повсеместно,  
  оно, по всей вероятности, существует рядом с вами.
  Группа ротарианского действия против рабства
  ведёт просветительскую работу и помогает
  ротарианцам осуществлять мероприятия против
  рабства и торговли людьми посредством своих
  программ, кампаний и проектов. Группа состоит из
  1600 участников и помощников в 65 странах,
  которые помогают клубам по всему миру. 

  Группы ротарианского действия приглашают
  ротарианцев, членов семей ротарианцев и членов
  Ротаракта, которые желают совместно оказывать
  поддержку планированию на уровне клубов и
  округов и реализации социальных проектов в их
  областях компетенции.

  Чтобы вступить в группу, посетите вебсайт
Назад в Содержание

100 ЛЕТ
ФОНДУ РОТАРИ

Хотите получать уведомления о выходе нового номера? Подпишитесь на рассылку!
Пополнить
Подписаться