Обычные ротарианцы могут оказаться
в необычной ситуации.
Они рассказывают, каково это...

совершить ПОЕЗДКУ по программе
РОТАРИАНСКОГО дружеского ОБМЕНА


КЭРОЛ МЕЦКЕР
Ротари е-клуб Уан Уорлд, Округ 5240
Мы провели в Гане всего несколько дней, но уже близко познакомились со страной, увидев её глазами местных жителей. Наш новый друг, Йоу Абоадже, провёл нас вглубь закоулков огромного рынка Макола Маркет, где продавцы зазывали нас к своим корзинам с красными пальмовыми орехами, зелёными манго, коричневым бататом и стопками батиковой ткани, возвышавшимися до жестяной крыши. Мы прошли мимо обветшавших зданий по улице Джеймстауна, старой колониальной части Аккры, столицы страны. Люди в этой местности часто отказываются фотографироваться или быть “снятыми,” но Йоу на местном диалекте убедил семью позволить нам сфотографировать, как они толкут фуфу — традиционное тесто из маниоки и плантайнов.
 
Затем он повел нас все дальше от протоптанной тропы через рыбацкую деревню в гавани. Там мужчины чинили сети и деревянные рыбацкие лодки, а женщины носили детей на спине, помешивая еду в маленьких горшочках над открытым огнём.  Неказистым общественным туалетом с открытой выгребной ямой пользовались все обитатели деревни.
Большинство отпускников не захотели бы оказаться в этом районе. И хотя Гана — популярное туристическое направление с солнечными пляжами и стабильным политическим положением, даже наиболее активно посещаемые части страны находятся за полмира от моего дома в Вест Честере, штат Пенсильвания. Однако моя дочь Кэтрин и я приехали в Гану по ротарианскому дружескому обмену — программе, позволяющей ротарианцам останавливаться в домах членов Ротари клубов за рубежом. В этом была вся разница, благодаря которой мы могли  посетить самые экзотические места, не испытывая неудобств, благодаря друзьям-ротарианцам.
 
Мы чувствовали себя как дома с момента нашего прибытия в аэропорт Аккры. У входа, украшенного надписью “Аквааба ” (“Добро пожаловать” на местном языке), нас встретила Кэтлин Бухене из Ротари клуба Аккра-Саут. Она поприветствовала нас улыбками и объятиями, отвезла нас в свой комфортабельный дом и провела несколько последующих дней, водя нас по городу и рассказывая о местной культуре. Когда Кэтлин понадобилось срочно быть на работе в один из дней, она представила нам близкого друга её семьи Йоу, который быстро стал и нашим другом.
 
Даже та первая поездка из аэропорта была полна открытий – смешение древности и современности, богатства и бедности. Женщины в хлопковых платьях сновали в плотном уличным движении, большей частью с детьми на спине и гигантскими вязанками арахиса, манго или пластиковыми канистрами с водой на голове. В одном из городских кварталов современное офисное здание возвышалось над полем пляжных зонтиков — единственной крышей уличного рынка. Мужчины с портфелями в традиционных туниках соседствовали с мужчинами в деловых костюмах в западном стиле. Город дышал деятельной жизнью.
Мы проехали от оживлённых многополосных улиц к ухабистым пыльным дорогам и оказались на тихой, покрытой гравием, улочке, идущей вдоль цветущих деревьев и высоких ворот. Наконец мы подъехали к дому, где живёт семья Бухене — месту, которое мы будем называть домом следующие пять дней.
Там мы встретили мужа Кэтлин, которого также звали Йоу. (В Гане, по традиции, мальчиков, которые рождаются в один и тот же день недели, называют тем же самым именем; Йоу — имя, даваемое родившимся в четверг.)
Почти каждый вечер нас кормили вкуснейшей домашней пищей, включая суп из молотых орехов по семеqному рецепту. Моя дочь и я помогали накрыть на стол и помыть посуду, при этом ведя беседы с семьёй Бухене на всевозможные темы. Мы говорили о естественной красоте Ганы, наших детях, наших родителях и важности воды — так ценной для Кэтлин, потому что, будучи школьницей, она была вынуждена проходить длительные расстояния до ближайшего колодца. Мы говорили о деревянных ганских гробах, многие из которых имеют скульптуры и раскраску, напоминающие предметы, имевшие значение для усопшего: бутылка Кока-Колы, ручка Бик, грузовик, корова, рыба или курица с распростертыми крыльями, символизирующими защиту семьи после конца жизни.
 
На второй наш день в Гане мы посетили собрание клуба Кэтлин.
Когда вы находитесь в чужой стране, где многие вещи до крайности чужды, есть что-то замечательно знакомое в структуре заседания Ротари клуба. После некоторого времени, потраченного на дружеское общение, заседание началось с молитвы и распевки из ротарианского песенника.
Чарльз Квист, который помогал организовать нашу поездку, пришел поприветствовать нас, и меня попросили вкратце рассказать о себе и моей дочери.
Дружба придала нам силы для нового приключения на следующий день на рынке и в рыбацкой деревне с Йоу, другом семьи, и для многих других наших изысканий. В один памятный день мы выехали из Аккры вместе с Кэтлин на север в регион, где она выросла. Холмистая местность, покрытая пальмами, бамбуком и парящими в высоте баобабами, была покрыта туманом и выглядела мистически со всеми мыслимыми оттенками зеленого и серого.
 
Дорога вилась по крутому обрыву без защитных барьеров и подвела к школе, которую Кэтлин посещала в детстве. Она показала на пыльную тропинку, спускающуюся по крутому холму, по которой она и её друзья каждый день ходили за водой. Это было тяжелой повинностью, объясняла она, но в то же время давало возможность удалиться от строгой директрисы её школы и немного развлечься.
Мы остановились у одного из школьных друзей Кэтлин на празднование дня рождения, а затем мы все посетили ботанический сад Абури, излюбленное место туристов, к которому Кэтлин имела особое отношение. Сэр Вильям Кроутер, иммигрант из Шотландии, посадивший многие деревья сада, был её прадедом.
Все время прогулки моросил дождь, но виды и хорошая компания придали нам всем приподнятое настроение ко времени нашего возвращения домой.
К концу нашего визита мы преподнесли подарки принимавшей нас семье. Мы слышали, что семье Бухене нравится барбекю, так что я подарила Йоу фартук с логотипом Ротари. Он тут же одел его и расплылся в улыбке. Будучи крупным мужчиной, он не мог обернуть его вокруг своей талии или завязать его за спиной. “Не проблема. Я всё равно никогда не любил готовить на гриле,” - сказал он и затем продолжил носить фартук вокруг своей шеи в течение оставшегося вечера, с развевающимися во время ходьбы краями и лямками.
Мы расстались, не прощаясь, с надеждой скоро встретиться, планируя увидеться на Конвенции РИ. Когда мы ехали в аэропорт, по тем же проулкам и оживлённым авеню, которые привели нас к дому Бухене, я размышляла о различиях между Ганой и Пенсильванией и вспомнила знакомую поговорку: дорога к дому друга никогда не бывает долгой.
Интересуетесь программой Ротарианского дружеского обмена? Узнайте подробности на www.rotary.org/rfe
Назад в Содержание

100 ЛЕТ
ФОНДУ РОТАРИ

Хотите получать уведомления о выходе нового номера? Подпишитесь на рассылку!
Пополнить
Подписаться