Когда дерево похоже на ротарианца? Всегда.
​________
  
Деревья соединены посредством их корневых систем, и помощь соседним деревьям в случае надобности — это правило.
Звучит знакомо?








Автор: Питер Воллебен
Когда я начал свою профессиональную карьеру как лесник, я знал о скрытой жизни деревьев не больше, чем мясник знает об эмоциональной жизни животных. Из-за того, что моя работа заключалась в ежедневном осмотре сотен деревьев – хвойных, буков, дубов и сосен для оценки их пригодности для лесопилки и их рыночной стоимости, моё восприятие деревьев было сведено к узкой точке зрения.

Около 20 лет назад, после разговоров со многими посетителями леса, за которым я присматривал близ крохотной деревушки Хюммел в горах Айфел в западной Германии, моё мнение начало меняться. Те посетители были очарованы искривлёнными деревьями, которые я до того не замечал по причине их низкой коммерческой ценности. Обходя лес с моими посетителями, я научился обращать внимание на большее, чем просто качество стволов деревьев. Я стал замечать странные формы корней, особенные изгибы стволов и мшистые наросты на коре. Моя любовь к природе вспыхнула с новой силой. Неожиданно жизнь лесника вновь стала восхитительной.

Однажды, находясь в этом настроении, я споткнулся о россыпь покрытых мхом камней странного вида в одной из зарослей старых буковых деревьев. Я остановился, чтобы присмотреться получше. Камни имели необычную форму: они были слегка изрезаны пустотами. Я осторожно приподнял мох на одном из камней. Под ним я обнаружил кору дерева. Таким образом, это были не камни, а старая древесина. Меня удивило, какими твёрдыми были те “камни”. Обычно древесина, лежащая на влажном грунте, перегнивает за считанные годы. Но больше всего меня удивило то, что я не мог поднять дерево. Оно было явно каким-то образом прикреплено к земле.

Я взял свой перочинный нож и осторожно соскоблил немного коры до зелёной прослойки. Этот цвет встречается только в хлорофилле, который делает молодые листья зелёными; запасы хлорофилла также хранятся в стволах живых деревьев. Это могло значить только одно: тот кусок древесины был всё ещё жив!

Затем я заметил, что остальные “камни” формировали отчетливый узор: они были выстроены в круг диаметром около 1,5 метров. То, обо что я споткнулся, оказалось искривлёнными остатками огромного ствола древнего дерева. Всё, что осталось от самой внешней кромки. Внутренняя часть сгнила и давно превратилась в гумус – это указывает, что дерево упало по меньшей мере 400 или 500 лет назад. Но как остатки могли цепляться за жизнь так долго?

Живые клетки должны иметь питание в виде сахара; они должны дышать, и они должны расти, хотя бы немного. Но без листьев — и без фотосинтеза — это невозможно. Ни одно создание на нашей планете не может существовать в течение веков, даже остатки дерева и, разумеется, пень, вынужденный выживать сам по себе. Что-то ещё происходило с этим пнём. Он должен был получать помощь от соседних деревьев, в частности, от их корней. Учёные, изучающие сходные ситуации, обнаружили, что помощь может либо доставляться извне через сплетения грибницы вокруг оконечностей корней – что обеспечивает обмен питательными веществами между деревьями, – либо сами корни могут быть взаимосвязаны. В случае пня, о который я споткнулся, окружающие буковые деревья подавали ему сахар для поддержания его в живом состоянии.

Если взглянуть на насыпи у обочин дорог, то можно заметить, как деревья соединяются друг с другом своими корневыми системами. На этих склонах дожди часто вымывают почву, обнажая подземные сети. Учёные из гор Харц в Германии обнаружили, что это — проявление взаимозависимости, и большая часть отдельных деревьев одного вида, растущих в одной и той же роще, соединены друг с другом через их корневые системы. Оказывается, что обмен питательными веществами и помощь соседям в случае необходимости — это правило, и это подводит к выводу, что леса — это супер-организмы с взаимосвязями, очень похожие на колонии муравьёв.
 
Разумеется, имеет смысл задаться вопросом — может быть, корни дерева просто хаотично распространяются вокруг и соединяются при столкновении с корнями дерева своего собственного вида? После соединения, им ничто не остаётся, как обмениваться питательными веществами. Они создают то, что выглядит как социальная сеть, но они занимаются исключительно эпизодическим взаимообменом. В этом сценарии случайные встречи заменяют эмоционально-мотивированную активную поддержку, хотя даже случайные встречи приносят пользу экосистеме леса. Но природа более сложна, чем это.
 
По мнению Массимо Маффей из университета Турина в Италии, растения, и деревья в том числе, имеют способность различать свои собственные корни от корней других видов и даже от корней отдельных деревьев.
 
Но почему деревья являются такими социальными созданиями? Почему они обмениваются пищей с экземплярами своего собственного вида и даже подпитывают своих конкурентов? Совместная деятельность имеет преимущества. Одно дерево — это не лес. Само по себе дерево не может создать устойчивый местный климат. Оно оставлено на милость ветра и погоды. Но вместе много деревьев создают экосистему, которая сглаживает колебания жары и холода, накапливают большое количество влаги и создают большую степень влажности. И в этой защищённой среде деревья могут дожить до глубокой старости. Чтобы достичь этого, сообщество должно оставаться недосягаемым для всего. Если бы каждое дерево заботилось только о себе, то многие из них никогда не достигли бы старости. Регулярная гибель деревьев приводила бы к образованию больших пробелов среди лесного полога деревьев, что облегчило бы бурям проникновение вглубь леса и повреждение других деревьев. Летняя жара могла бы достичь подножия леса и высушить его. Пострадало бы каждое дерево.

Поэтому каждое дерево представляет ценность для сообщества. Поэтому даже больные особи получают поддержку и питание до выздоровления. Когда толстые серебристо-серые буки ведут себя подобным образом, они напоминают мне стадо слонов. Как и стадо, они также ухаживают за своими собратьями, и они помогают своим больным и слабым встать обратно на ноги. Они даже неохотно расстаются со своими мертвыми особями. 

Каждое дерево является членом сообщества, но имеются различные уровни членства. К примеру, большая часть пней перегнивает в гумус и исчезает в течение пары сотен лет (что не очень долгий срок для дерева). Лишь немногих особей поддерживают в живом состоянии в течение веков как мшистые “камни”, которые я только что описал. В чём разница? Имеют ли общества деревьев второсортных граждан, как общества людей? Похоже, что так и есть, хотя слово “сорт” не совсем подходит. Скорее это степень соединения – либо даже привязанность – что определяет, насколько полезными окажутся для дерева его соплеменники.

Вы можете убедиться в этом, взглянув на лесной полог. Среднестатистическое дерево растет до тех пор, пока его ветки не коснутся оконечностей ветвей соседнего дерева такой же высоты. Оно перестаёт расти вширь, потому что воздух и лучшая освещённость в этом пространстве уже заняты. Однако оно сильно наращивает ветви, отросшие на эту дистанцию, поэтому создаётся впечатление, что там происходит соперничество. Но пара настоящих друзей с самого начала ведут себя осторожно и сильно не наращивают толщину ветвей, растущих в направлении друг друга. Деревья не хотят лишать друг друга чего-либо, и поэтому они развивают крепкие ветви только на внешних кромках своих крон, иначе говоря, только в направлении “не-друзей.” Такие партнёры часто тесно соединены корнями, что иногда они даже умирают вместе.

То, что я уже узнал от деревьев, превосходит всё, о чём я мог когда-либо мечтать.
 
Выдержка из книги “Скрытая жизнь деревьев”, автор: Питер Воллебен; перепечатка с разрешения издательства Greystone Books Ltd.
  
  
Назад в Содержание

100 ЛЕТ
ФОНДУ РОТАРИ

Хотите получать уведомления о выходе нового номера? Подпишитесь на рассылку!
Пополнить
Подписаться